Вектор-Евразия Федеральная экспертная сеть
Мониторинг внешнеполитических процессов
Эксклюзивная аналитика для лиц принимающих решения
Совместный анализ
геополитических угроз

Казахстан – будущий центр биологической войны

Аналитики ещё в 2014 г. предупреждали, что после неудачи с Крымом и провалом проекта по вовлечению РФ в войну на Донбассе, США сосредоточат свои интересы в бывших азиатских республиках СССР. Одним из наиболее крупных и одновременно самым таинственным американским проектом стала так называемая система «БиоПРО» – сеть биолабораторий Пентагона, развёрнутых в СНГ (список биообъектов, спонсоров и суммы американских затрат по государствам см. здесь: https://vector-eurasia.org/internal/project-analyst/23/63/).

87858585Работа в данном направлении началась с заключения со странами Содружества разного рода соглашений в рамках Программы уменьшения биологической угрозы (программа Нанна – Лугара) и Биологической программы совместного участия (Cooperative Biological Engagement Program – CWEP). Процесс происходил при обязательном участии подразделения Пентагона – Агентства по сокращению военной угрозы (DTRA) и Института медицинских исследований инфекционных болезней армии США (USAMRIID, Форт-Детрик), прозванного «лабораторией смерти». Вся деятельность подавалась под соусом нейтрализации опасных штаммов вирусов и бактерий, сохранившихся в республиканских лабораториях с советских времён.

Соус оказался несвежим. Специалисты почуяли неладное, когда Украина, Грузия, Азербайджан и Казахстан (по другим данным, к ним присоединились Кыргызстан, Молдова, Таджикистан, Узбекистан), проигнорировав обеспокоенность Москвы, друг за дружкой передали в США свои коллекции возбудителей опасных болезней. Кто их нейтрализовал в Америке, каким образом, и были ли они на самом деле уничтожены – разумеется, осталось загадкой.

Казалось бы, ликвидация биологической угрозы должна была на этом закончиться за неимением искомого объекта. Однако проект, как всегда у предприимчивой Америки, оказался с двойным дном. Следующим этапом – как видно, основным, – стало строительство в СНГ развёрнутой сети Центральных референс-лабораторий по работе с опасными вирусами. Все они финансировались Минобороны США, назывались везде по-разному и создавались, как правило, на базе советских противочумных станций, НИИ и СЭС. В каждой стране возводился не один объект, а сразу целый кластер. Часть его была сосредоточена в столицах бывших республик, сопутствующие учреждения размещались в разных районах страны.

Неприятности для России начались сразу же после открытия первой из длинной цепи ЦРЛ, недалеко от Тбилиси. Тогдашний главный санврач РФ Геннадий Онищенко открыто высказался о «грузинском» происхождении эпидемии африканской чумы свиней, затронувшей несколько южных областей России. Вообще, начиная с 2010-х, свои озабоченности по поводу «пояса биологической угрозы» вокруг РФ выражали и аналитики, и военные, и даже МИД. Но, как говорится, а Васька слушает, да ест: из всех подозрительных биообъектов только тбилисскую ЦРЛ обещали передать под контроль грузинского правительства, да и то «завтра» и на каких-то сомнительных условиях.

Не лучше обстоит дело и с очередной, казахстанской ЦРЛ, открытие которой запланировано на конец 2016 г.

Фактическая сторона дела заключается в следующем.

Тесное сотрудничество США и РК в области биоэкспериментов началось задолго до идеи алма-атинской лаборатории. Ещё в 2001 г. правительство РК подготовило решение о проведении исследовательских работ на острове Возрождения в Аральском море, где был советский биохимический полигон. В реализации проекта участвовали DTRA и Международный научно-технический центр (http://www.caravan.kz/news/na-ostrove-vozrozhdeniya-v-aralskom-more-budet-rabotat-komissiya-po-predotvrashheniyu-rasprostraneniya-ispytannykh-biologicheskikh-sredstv-170465/).

Строительство ЦРЛ началось в 2010 г. на базе бывшего Алма-Атинского противочумного НИИ, а ныне Казахстанского научного центра карантинных и зоонозных инфекций в Алматы (КНЦКЗИ), руководителем которого является Б. Атшабар. Стоимость объекта 150 млн. долларов. Такая дороговизна свидетельствует об оснащении оборудованием двойного назначения, Подрядчик – американская корпорация AECOM. Предполагаемое число сотрудников может достичь 250 человек. Расширенный штат также не соответствует официальному назначению лаборатории.

КНЦКЗИ сотрудничает с США, Канадой и ЕС. Ещё в 2001 г. совместно с Монтерейским центром по проблемам нераспространения (CNS) организована международная конференция с многозначительным названием «Преодоление последствий советских разработок биологического оружия в Центральной Азии и предотвращение его распространения». А кто же будет преодолевать последствия распространения американского биологического оружия? Или в КНЦКЗИ считают, что оно безопаснее советского?

По инициативе Б. Атшабара в 2009 г. создана Ассоциация биологической безопасности Центральной Азии и Кавказа, в 2009-2011 гг. проведены ежегодные конференции. Интересно, в какой связи к ЦА присоединён Кавказ? Только с точки зрения его принадлежности к «зоне нестабильности» относительно России...

Посольство США в РК и руководство КНЦКЗИ активно поддерживают проект ЦРЛ. Участвовавший в пресс-конференции КНЦКЗИ в ноябре 2015 г. пресс-атташе посольства США в Казахстане Чарльз Мартин подчеркнул, что миссия США в этом проекте заключается в повышении уровня «мировой безопасности» и поддержке Казахстана как «союзника и друга США» (http://ria.ru/world/20151103/1313058983.html#ixzz4BjDLdaxJ). Последняя фраза особенно показательна.

В ЦРЛ будут поступать и обрабатываться данные с зональных биологических станций, также профинансированных США в различных регионах РК. Открытие одной из них, стоимостью 5,6 млн. долл., было запланировано на 2014 г. в поселке Отар (на базе бывшего советского НИИ сельского хозяйства). Также, по планам, ЦРЛ в Алматы должна будет готовить кадры для всего региона ЦА.

Функционирование ЦРЛ в г. Алма-Ате неизбежно сопряжено с оказанием давления на казахстанскую сторону и вмешательством во внутренние дела РК:

1. В результате развития контактов руководителей и высокопоставленных специалистов органов здравоохранения республики с американскими представителями, занятыми в проекте, Казахстан в одностороннем порядке, без объяснения причин прекратил обмен с Россией материалами по проблемам профилактики, предупреждения и контроля распространения инфекций. Под давлением США прекратилась реализация в российские специализированные учреждения экземпляров штаммов чумы, холеры, сибирской язвы, туляремии, бруцеллёза, геморрагической лихорадки и пр. из Казахстана.

2. В ходе сотрудничества с американской стороной под предлогом проведения исследований не исключается попадание в РК нетипичных для региона болезнетворных вирусов, подобных Эбола.

3. Согласно утверждённому проекту будущей ЦРЛ, на объекте предусмотрено строительство крематория для сжигания трупов заражённых животных, что, в свою очередь, негативно отразится на экологической обстановке в городе (http://news-front.info/2015/07/02/bio-blagotvoritelnost-ivan-lizan/).

При этом не стоит переоценивать меры безопасности в данных лабораториях. Уж если на территории США американские микробиологи забыли в 50-х годах прошлого века в кладовке НИИ коробку с оспой, передали своим коллегам активные споры сибирской язвы и по ошибке отправили штамм птичьего гриппа в министерство сельского хозяйства, то неизвестно, что может произойти в каком-то «Кырзахстане», о местонахождении которого подавляющее большинство граждан США не имеет даже смутного представления.

Ощущение обречённости усугубляется ещё и тем, что казахстанские официальные лица хранят обет молчания. Ни один документ между Пентагоном и РК о соглашении по вопросу строительства ЦРЛ в Алматы не обнародован и не передан в ВОЗ и ООН. Лукавят американцы, когда говорят о том, что руководить ЦРЛ будет Минздрав, но при этом Пентагон будет проводить свои исследования самостоятельно. Такие оговорки подразумеваются во всех соглашениях со странами СНГ, где ведётся строительство подобных лабораторий (http://old.osdp.info/index.php/sotsintern/item/240-zashchishchen-li-kazakhstan-ot-bio-i-agroterrorizma).

Подобные риски и общая подозрительная атмосфера сопровождают процесс строительства всех американских биолабораторий в пост-СССР. Однако обстоятельства будущего функционирования ЦРЛ в Казахстане обладают рядом особенностей, позволяющих предполагать её основополагающее значение для проекта «БиоПРО».

Ситуация в Казахстане отличается от аналогичных в Грузии, Узбекистане, Азербайджане, на Украине. Это огромные пустынные территории, с очень маленькой плотностью населения, особенно в Западном и Центральном Казахстане. Населённые пункты расположены далеко друг от друга, во многих регионах отсутствует нормальное сообщение. Именно в удалённых изолированных небольших поселениях легче всего испытывать новые виды вирусов. Казахстан же весь состоит из таких маленьких аулов, разделённых бескрайними степями, солончаками и песками. Это создаёт практически идеальный контекст для тестирования штаммов неизвестных бактерий, обеспечивая полную локализацию в случае каких-либо непредвиденных последствий. Другие республики таких условий предоставить не могут.

Уровень жизни, в том числе здравоохранения, в сельской местности настолько упал, что может пройти очень много времени, прежде чем вирус удастся выявить и идентифицировать. За такой срок заболевание может беспрепятственно развиться до любой стадии, тем более с учётом контроля вспышки по американским «стандартам».

По данным казахстанских учёных природные очаги различных типов чумы расположены на 1.06 млн. кв. км, что составляет 39% всей территории. Имеются три тысячи очагов сибирской язвы, 104 туляремийных эпизоотийных района. Только в зонах почвенных очагов сибирской язвы живут около 5 млн. человек. Серьёзную опасность представляют стихийные и неконтролируемые скотомогильники. В целом в казахстанской земле «дремлют» вирусы таких опасных инфекций, как чума, туляремия, холера, бруцеллёз, различные виды геморрагической лихорадки. Поэтому, кроме искусственных биоагентов, есть риск использования природных опасных патогенов. Остаётся угроза возникновения естественных вспышек эпидемий и эпизоотий.

Распространение вируса среди животных может вообще стать бесконтрольным, беспрепятственно перемещаясь на большие расстояния. К тому же американцы имеют грузинский опыт заноса африканской чумы свиней (https://www.fsvps.ru/fsvps-docs/ru/iac/publications/iac_public1.pdf), ящура и высокозаразного менингита на территорию России (http://pravosudija.net/article/consultant-chuma-na-oba-vashi-doma).

К этим факторам надо прибавить:

  • массовую миграцию, в т.ч. транзитную,
  • недостаточную нормативно-правовую базу по обеспечению биобезопасности и биозащиты;
  • отсутствие резерва современных средств лечения и вакцин, средств дезинфекции, дезинсекции и дератизации;
  • неразвитую инфраструктуру государственной системы биобезопасности и биозащиты;
  • недооценку реальной угрозы био- и агротерроризма правительством;
  • тотальную коррупцию во всех структурах исполнительной власти;
  • наконец, расположение объекта в сейсмоопасной 9-балльной зоне.

Об этом есть запись интересного интервью с экс-замминистра обороны РК А. Тогусовым, очень проницательным и чрезвычайно осведомлённым человеком, истинным патриотом советской закалки: https://zonakz.net:8443/view--ochevidno-my-stolknulis-s-testirovaniem-novogo-biologicheskogo-oruzhija.html?action=author&id=3378.

Помимо общего достаточно смутного контекста, строительство ЦРЛ в Алма-Ате сопровождается некоторыми странными обстоятельствами.

Так, известно, что будущую лабораторию может возглавить Канатжан Алибеков (в американской версии – Кен Алибек), человек с противоречивой, мягко говоря, репутацией. Это бывший советский военный микробиолог, который занимал руководящие должности на военном биологическом заводе в Степногорске. В начале 1990-х гг. он эмигрировал в США, где раскрыл детали военно-биологической программы СССР и получил американское гражданство. Его семья постоянно проживает на базе в Форт-Детрике.

Многие бывшие коллеги К.Алибекова, которые предпочли остаться в России и Казахстане, назвали его поступок предательством. Перебежчик, хладнокровно продавший военные секреты Родины Америке, он якобы не захотел работать над биологическим оружием в СССР, но с удовольствием работает над ним в США. Полковник Советской армии, в 91-м году – и во время августовского путча, и во время декабрьского Беловежского договора – Алибеков выступал перед коллективом своего института в поддержку Ельцина.

Президент и совладелец AFG Biosolutions Inc., американской компании, разрабатывающей системы защиты от биологического оружия, профессор Университета Джорджа Мейсона (George Mason University), руководитель Национального Центра Биологической Обороны США\National Center for Biodefense, в 2010 г. К. Алибеков приехал в Астану, сохранив при этом гражданство США. Сейчас он возглавляет кафедру в «Назарбаев Университете» и является председателем правления АО «Национальный медицинский холдинг».

О его склонности к завиранию и сомнительных профессиональных качествах писали ещё в 2000 г. (http://nvo.ng.ru/notes/2000-08-18/8_alibek.html); о подозрительном противораковом методе, оказавшемся на поверку липой, – в 2013-м (http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377633600). Журналистка Сауле Исабаева задаёт риторический вопрос: как можно было доверить здоровье людей человеку, которого неоднократно уличали в непрофессионализме и неискренности?

Дело, однако, не только в моральном облике будущего руководителя лаборатории по работе с опасными вирусами. Учёный-микробиолог Алибеков оказался связан с эмигрировавшим банкиром-оппозиционером Мухтаром Аблязовым, подозреваемым в причастности к событиям в Жанаозене в 2011 г. и к недавним «земельным протестам». Причём их совместная деятельность протекала не в США или Казахстане, как естественно было бы предположить, а... на Украине. Объединяет их американо-казахо-украинская афёра «Макс-Велл», связанная с производством лекарств, которые никто так и не произвёл (подробности здесь: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1267480680).

Уже в Казахстане Алибеков оказался связан с массовым заражением онкобольных детей гепатитом С весной 2016 г. в Национальном центре материнства и детства (входит в Национальный медицинский холдинг, возглавляемый Алибековым). До этого, начиная с 2010 г., в Казахстане уже было несколько похожих случаев, причём не где-то в провинции, а в Алма-Ате и в Астане. Причины не выявлены, кроме того, что каким-то образом происходило массовое инфицирование детишек. Алибеков приехал в столицу Казахстана как раз в 2010 г....

Недавно в Казахстане случилось ещё одно непонятное массовое заболевание. Речь идёт о странной «сонной болезни» в селе Калачи Акмолинской области (рядом со столицей!). Как и в случае с гепатитом С, причины болезни не выяснены.

По мнению А Тогусова (см. в том же интервью), не исключено, что «сонная болезнь» с. Калачи – проверка системы биологической защиты Казахстана и действий правительства: с какой скоростью отреагируют, какие ведомства задействуют, к кому обратятся за помощью. Тогусову показалось подозрительным, что были отвергнуты версии бактериального и вирусного заражения, а результаты исследований не были представлены в ВОЗ, как это должно быть при любой болезни с неясной этимологией.

Особенностью биологического оружия нового поколения как раз является необычная клиническая картина, трудность диагностики, бессилие традиционных лекарств и методов лечения. А скрытное применение неизвестного опасного патогена с целью тестирования – есть разновидность биотерроризма.

В общем, такая активизация массовых вспышек заболеваний с невыясненными причинами, происходящая одновременно со строительством загадочной ЦРЛ, на совпадение как-то не тянет, ибо хорошо укладывается в систему.

В качестве вишенки на торт можно привести ещё один штрих. Недавно появились сведения о том, что скандально известная британская фармацевтическая компания GSK усилила своё присутствие в РК (http://profinance.kz/sec_news/aptechka/GSK_usilila_svoe_prisutstvie_v_k). В 2007 году GlaxoSmithKline оказалась вовлечена в скандал на территории России в связи с тестированием вакцин на детях в возрасте от года до двух лет без согласия их родителей. Однако российские прецеденты казахстанской стороной игнорируются.

Проблема вакцинаций стоит в Казахстане очень остро. Среди населения ходят слухи о тестировании новых американских препаратов и даже вирусов под видом прививок. Например, с октября 2013 года для девочек 11-12 лет РК предлагают новый способ профилактики рака шейки матки – прививку «Гардасил». 3 октября 2012 года Меруерт Казбекова в запросе на имя министра здравоохранения РК заявила, что планируемая вакцинация является скрытой формой медицинского и маркетингового эксперимента на детях, так как препарат используется без клинических исследований и испытаний (http://ruslekar.info/V-Kazahstane-provodyat-meditsinskiy-eksperiment-nad-detmi-1815.html).

В связи с готовящимся открытием ЦРЛ, во всех этих случаях речь может идти об искусственном выведении болезнетворных микроорганизмов, нацеленных на поражение конкретного генотипа, животного мира или населения определённой территории (например, по этническому признаку), и их скрытых испытаниях на территории РК (http://ingenioer.livejournal.com/50616.html).

Завершение строительства Алма-Атинской ЦРС в 2016 году позволит США окончательно закрепиться на биологическом и бактериологическом фронте в Средней Азии. Угроза, исходящая от американского биологического объекта в районе Алма-Аты, будет усиливаться:

  • свободным товарообменом между Россией и Казахстаном в рамках ЕАЭС,
  • трудовой миграцией из Центральной Азии,
  • близостью многочисленных потенциальных очагов опасных болезней, не только казахстанских, в частности, трёх природных очагов чумы в Киргизии, от которой в августе 2013 г. впервые с 1981 года заболел и умер подросток (http://www.fondsk.ru/news/2013/12/25/zachem-pentagonu-biologicheskaja-laboratoria-v-kazahstane-24822.html).

В условиях биологической угрозы снятие барьеров вместо блага может стать проклятием. Возможно, на это и рассчитывали США, особо не возражая против вступления Казахстана в ЕАЭС. Надо сказать, что на настоящий момент Евразийский Союз, вместо предполагавшегося экономического, образовательного, культурного объединения, обладает только теми плюсами, которые, в случае биотерроризма сработают против него. Вряд ли это получилось нечаянно – при имеющейся очень высокой степени американской экспансии, Казахстан будет делать только то, что ему разрешит заокеанский гегемон...

При таком печальном раскладе, с открытием ЦРЛ Казахстан запросто может использоваться как ключевая экспериментальная площадка на территории ЕАЭС, с идеальными условиями для создания биологического оружия: огромная малозаселённая территория с несколькими климатическими зонами и разнообразным генотипом населения, расположенная:

  • в ареале природных очагов патогенов,
  • в центре материка,
  • в непосредственной близости от России и Китая – главных геополитических конкурентов США.

Соглашение между правительством РК и Пентагоном о строительстве ЦРЛ в Алматы поставило Казахстан в положение политического казуса перед союзниками по ШОС и ОДКБ. Возникают вопросы:

1) почему над объектами, подобными ЦРЛ, нет контроля со стороны этих объединений, занимающихся именно проблемами безопасности?

2) есть ли в этих организациях механизмы, позволяющие настаивать на необходимой прозрачности работы ЦРЛ и обеспечить её, при участии представителей ШОС и ОДКБ?

Если таких инструментов нет, либо они малодейственны, следовало бы срочно заняться их разработкой. Раз уж правительство РК уверено в абсолютной безвредности ЦРЛ и в том, что там нечего скрывать, пусть разрешит туда доступ партнёрам.

В приведённых сведениях, в общем-то, нет ничего нового или особенно неожиданного. Однако, собранные вместе и систематизированные, они производят двойственное впечатление. С одной стороны, всё описанное напоминает начало голливудского фильма-катастрофы. С другой... сразу приходит мысль о том, что голливудские сценарии и политические проекты пишутся одной рукой, во всяком случае, придумываются одной головой. И не являются ли блокбастеры о биологической войне, так сказать, подготовкой почвы, открытием окна Овертона, для того чтобы мы привыкли к мысли о вероятном воплощении такого сценария в жизни?

Более 90% опрошенных агентством Kazakhstan Today против присутствия в Алматы американской биолаборатории особо опасных инфекций.
Согласно данным опроса, на вопрос "Согласны ли Вы с созданием и присутствием в Алматы американской биолаборатории особо опасных инфекций?" 725 человек (92%) ответили "нет".
56 человек (7%) согласны с созданием и присутствием в Алматы американской биолаборатории особо опасных инфекций. 1% респондентов (9 человек) ответили: "Мне все равно".
Всего в опросе агентства Kazakhstan Today приняли участие 790 человек.

Казахстан: мягкая цветная

Одним из главных доводов в пользу разработки стратегии «цветных революций» стало скупердяйское стремление сэкономить. Теперь уже все понимают, что сделать «оранжевый переворот» и вести гибридную войну куда дешевле, чем захватывать государство с помощью действующей армии.

Однако tempora mutantur et nos mutamur in illls. И вот пришло время, когда прогресс коснулся даже столь гениально придуманной технологии. Ибо когда речь заходит о деньгах, для бизнеса нет предела совершенству.

Идею цветных революций можно считать исчерпавшей себя. Демократии на экспорт больше не будет. По крайней мере, такой прогноз в марте текущего года дал Московский институт Карнеги (http://inosmi.ru/politic/20160321/235793015.html). Интересно, что непосредственно после этого заявления на постсоветском пространстве почти одновременно произошли конфликты сразу в двух очагах: в Нагорном Карабахе и в Казахстане. Итогом карабахского столкновения стал обнаруживший себя союз Азербайджана и Турции. Итоги «земельных протестов» и актюбинских терактов в Казахстане ещё предстоит оценить.

KAZAKHSTAN-PROTEST/Для этого придётся вернуться немного назад.

Такое впечатление, что после вступления в ЕАЭС Казахстан взял парадоксальный курс на сближение с США и отдаление от России. Никаких серьёзных совместных с Россией проектов запущено не было. Отток русских из республики усилился и принял катастрофические масштабы. Была запущена программа переселения казахов из южных областей и оралманов из Китая и Монголии в северные и восточные области, где проживает (вернее, проживал) наибольший процент русского населения. Русское население не имеет доступа к работе в государственных и силовых структурах, к руководящим должностям, а, значит, не имеет возможности влиять на ситуацию в стране и тем более на её политический курс.

Стычки с Россией по торговым, таможенным, налоговым вопросам вместо постепенного разрешения приобрели перманентный характер. Согласимся: это никак не свидетельствует о наращивании интеграционных процессов, более того, идёт вразрез с самой идеей Евразийского Союза.

Да, Назарбаев ездил на Парад Победы в Москву. Демонстративная и смелая акция. Но... параллельно с ней в стране тихо и без лишнего шума происходит пересмотр истории, мало в чём уступающий украинскому и прибалтийскому. Муссируется идея голодомора 30-х годов, 31 мая на официальном уровне отмечается день памяти жертв политических репрессий. В этом контексте возникает тема геноцида казахского народа, проводимого Советской властью, то есть Москвой, То, что РСФСР пострадала от репрессий больше всех, при этом забывается. А уж о том, что специалисты из России за два-три десятилетия фактически подняли всю Среднюю Азию из раннего феодализма до развитого социализма, новые казахские историки хранят мёртвое молчание.

Одновременно с этим в Казахстане продолжают процветать финансируемые из ЕС и США организации, чья деятельность запрещена в России, начиная с фондов Сороса, Макартура, NED и отпочковавшихся от них многочисленных «дочек», «племянников» и «внучек». Совершенно безобидный закон о НПО (всего-навсего обязывающий их предоставлять сведения о своей деятельности) от 30.12.2015 никак не ограничивает их вольготную жизнь и наводит на подозрение о том, что он принят для отвода глаз антиамерикански настроенной части казахстанского общества и России.

В приоритетной для США сфере обработки чужого менталитета по самому чувствительному и действенному – языковому – направлению в РК принято два разрушительных по своим последствиям акта: планируемый перевод казахского языка на латиницу и преподавание в общеобразовательных школах ряда предметов на английском языке. Чем не британская колония Индия 2.0?

В области высшего образования продолжается переформатирование под Болонскую матрицу. В отличие от России, последствия её введения никем и никак не анализируются и не критикуются. Тот факт, что выпускники школ целыми классами почему-то уезжают поступать в Россию, игнорируя американизированные казахстанские университеты, как бы не замечается.

Результаты такой политики налицо. Казахское население в большинстве своём считает США кем-то вроде «старшего брата», у которого надо учиться и которого надо слушаться. Америка сделала ход конём и просто заместила своей персоной архетип «старшего наставника», чрезвычайно мощный для азиатского мышления. А вот Россия в качестве партнёра теперь представляется, как бы сказать помягче, подозрительной. Ей приписываются какие-то коварные геополитические интересы и желание загнать суверенный Казахстан под кремлёвский сапог, как в советские времена.

Перечень можно продолжать, но тенденция налицо. В качестве её начала и авторства показательно высказывание посла США в РК по следам подписания соглашения о ЕАЭС: «евразийская интеграция Казахстана пока не имеет негативного эффекта для американского бизнеса» (https://www.nur.kz/360724-posol-ssha-v-kazahstane-vyskazalsya-o-eaes-dosrochnyh-vyborah-i-peredache-vlasti.html). Надо полагать, ключевое слово здесь – «пока». Похоже на угрозу и указание нужного политического курса: мы ПОКА разрешаем вам поиграть в Евразийский Союз, но не смейте трогать наши интересы!

Что ж, хозяйская директива выполнена. Судя по сегодняшнему состоянию дел, Казахстан «играется» с ЕАЭС и всерьёз обслуживает интересы США.

Поскольку невозможно представить, что Америка вдруг раскается в грехах и оставит полузадушенный ею Казахстан в покое, необходимо пролить свет на её планы в отношении РК. Ибо, по справедливому мнению большинства экспертов, это наиболее важный плацдарм для реализации стратегии США в Центральной Азии, о чём говорилось и писалось давно (http://newsbalt.ru/analytics/2014/08/sankcii-putina-test-na-vshivost-d/; https://cont.ws/post/89119: https://cont.ws/post/79573/; http://ria.ru/analytics/20160606/1443543523.html).

Первоочередная значимость Казахстана для Америки среди бывших советских республик в Азии подтверждается многими фактами:

1. Львиная доля средств в ЦА была выделена Америкой именно на Казахстан (на сегодняшний момент её можно оценить в 1,3-1,4 млрд дол.). При этом деньги давались не напрямую, а распределялись преимущественно в виде заказов среди американских оборонных, строительных и консалтинговых компаний, т.е. работали в интересах военно-промышленного комплекса США.

2. В начале 1995 г. Соединённые Штаты предоставили Казахстану оборудование правительственной связи (GGCL) и открыли бесплатный спутниковый канал, альтернативный московскому. Это создало риски того, что сейчас в критической промышленной и военной инфраструктуре РК функционирует иностранная аппаратура с замаскированными математическими кодами и техническими средствами для дистанционного снятия информации или вывода из строя материальной базы.

3. Именно в Казахстан в 2014 г. западными донорами из Москвы перенесена штаб-квартира Международного научно-технического центра.

4. В 2016 г. должна быть введена в эксплуатацию Центральная военно-биологическая лаборатория в Алма-Ате.

5. Казахстан оказался первой и единственной страной в ЦА, направившей своих солдат для содействия военной операции США за рубежом. С начала 2000-х гг. ключевым пунктом военно-политических отношений США и Казахстана стало создание вооруженных подразделений, оснащенных и подготовленных по стандартам НАТО и готовых к совместному с Альянсом выполнению боевых задач. Первое из них – КАЗБАТ – было сформировано в 2000 г. на базе третьего десантно-штурмового батальона Капшагайской десантно-штурмовой бригады. С августа 2003 по октябрь 2008 г. бойцы КАЗБАТа действовали в Ираке, всего за время миссии было проведено 9 ротаций, в которых задействовано 290 военнослужащих. В декабре 2006 г. состав КАЗБАТа был расширен (к нему добавлены два батальона, вооруженные и экипированные по стандартам НАТО), а подразделение переименовано в КАЗБРИГ. Формированием и поддержкой бригады помимо США в приоритетном порядке занялась также Великобритания. Несмотря на неоднозначное отношение со стороны руководства республики, в Пентагоне не только рассчитывают распространить опыт КАЗБРИГа на другие казахстанские части, но и сильнее быть вовлеченными в общий процесс перестройки ВС РК (http://riss.ru/analitycs/4578/).

6. Американские корпорации проявляют внимание и к казахстанской нефти, в разработку которой вложили около 12 млрд. долл. и которую они в основном перепродают в Европу.

7. В 2015 году США согласились принять в ВТО Казахстан только при условии, что республика снизит уровень тарифной защиты по нескольким тысячам товарных позиций, ранее согласованным в Евразийском союзе. Последнее нанесло пока недооценённый удар по интересам ЕАЭС (http://planeta.moy.su/news/politika_ssha_v_centralnoj_azii_i_rossijskie_strategicheskie_interesy/2016-06-02-68974).

Все эти пункты являются, по существу, опасными рисками для России.

Что касается Жанаозена и терактов в Актюбинске, то попытки раскрутки Западного Казахстана предпринимались Соединёнными Штатами едва ли не с первых лет распада СССР. Так, ещё в 2002 г. представителями казахстанской оппозиционной партии РНПК был создан некий Национальный Нефтяной Фонд Казахстана, ведущие представители которого (председатель Ш.Абильтаев, его заместитель И.Кушенов и журналист Жумабай Доспанов) немедленно отправились в США по приглашению Евразийского института экономических и политических исследований. Оппозиционеры были приняты в государственном департаменте, Международном республиканском институте США, а также встретились с некоторыми сенаторами и конгрессменом Христофером Смитом, выступили в радиопрограмме «Голоса Америки» (http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1019765940).

За годы независимости запад Казахстана, несмотря на наличие нефтедобывающих предприятий, превратился в беднейший район республики, что также вполне соответствует ближневосточной стратегии цветных революций. Разница между потенциалом региона и положением населения – один из наиболее эффективных факторов для разжигания недовольства. Напомним, что поводом к жанаозенским событиям стало недовольство рабочих заработной платой: они почему-то получали намного меньше, чем работающие на том же предприятии китайцы. Тот факт, что трагедия в Жанаозене была организована представителями той же РНПК, только с другим названием, не подлежит сомнению, как и связи казахстанской оппозиции с США. Их обширные разнообразные контакты можно посмотреть здесь: https://vector-eurasia.org/internal/project-analyst/21/61/

Переходя к недавним происшествиям, особое внимание хочется обратить на интересный нюанс. Хотя Назарбаев признал, что беспорядки в РК готовились из-за рубежа, ни он, ни другие казахстанские политики, журналисты и аналитики не обозначили своими именами настоящих заказчиков протестов и терактов. Ими не названы ни вездесущий Фонд Сороса, ни финансируемые им бесчисленные казахстанские НПО, ни, наконец, США как главная страна-организатор антиправительственных выступлений.

В отличие от российских деятелей, сразу узревших американские «уши» в казахстанских конфликтах, политологи РК настойчиво переводили стрелы на антиназарбаевскую оппозицию как конечную инстанцию протестов. Тем самым факт причастности госструктур США к казахстанским беспорядкам ими как бы отрицается.

Создаётся ощущение, будто казахстанские власти намеренно выгораживают США, не признавая их нахальное вмешательство в свои дела. По логике вещей, первое, что нужно было сделать после «земельных протестов», – выгнать прочь всех иностранных агентов с территории страны, запретив их деятельность. Если этого не происходит, следовательно, правительство рассчитывает и дальше сотрудничать с ними.

Отсюда следуют два очень настораживающих вывода:

1. Казахстан целиком и полностью находится под американским влиянием, и оно проросло в республике намного глубже, чем представляет себе российская сторона. Масштаб происходящих в стране изменений в сторону американизации указывает на то, что щупальца заокеанского монстра захватили не только предприятия, ресурсодобывающие отрасли, энергетику (см., например, о деятельности компании AES в Восточно-Казахстанской области: http://pandoraopen.ru/2014-08-10/moya-neschastnaya-rodina-ili-donbass-2/), но и произвели глубокую трансформацию менталитета в казахстанском обществе.

2. Судя по всему, правительство РК совсем не возражает против экспансии США и не считает отмеченные явления опасными. Его мнение не изменилось даже после жанаозенских событий, «земельных протестов» и терактов в Актюбинске, прямо угрожавших существующей власти. Это говорит о том, что правящие круги Казахстана нашпигованы американскими агентами влияния и проамерикански настроенными персоналиями. Они внедрены там настолько прочно, что обрели возможность проводить идеи и акции, откровенно направленные на подрыв руководства республики, оставаясь при этом незамеченными.

Из существующего положения вещей вытекают цели и задачи Америки и её европейских сателлитов в отношении Казахстана.

Поскольку в данный момент США имеют чрезвычайно прочные позиции в РК, они, конечно, не намерены их терять. В перспективе они могут использовать географическое положение Казахстана, расположенного в центре континента, и направить политический курс страны прежде всего против России, которую считают и ещё долго будут считать своим главным противником. Это может произойти через союз РК с Китаем и Турцией с одновременным разрывом казахстано-российских связей и дальнейшим торможением интеграционных процессов в ЕАЭС. Такие действия будут по-прежнему объясняться «многовекторностью» казахстанской политики.

Предел американской мечты – выход Казахстана из ЕАЭС, что нанесёт смертельный удар по этому объединению.

Один из ключевых моментов, которые США готовятся использовать в своей казахстанской стратегии, – грядущая смена лидера в РК. Нет сомнений, что, поставив во главе страны своего агента, американцы реализуют самые смелые фантазии безо всяких проблем. Однако механизм этого действия нуждается в отдельном рассмотрении. Так, характерно, что недавние беспорядки и теракты были сделаны не в качестве попытки переворота (https://vector-eurasia.org/kazahstan-svetloe-revolyutsionnoe-budushhee/), а для того, чтобы:

а) собрать разрозненных оппозиционеров,

б) запустить в общество и элиты идею о том, что главная опасность «цветной революции» исходит от антиназарбаевских кланов, лидеры которых находятся на границей,

в) вывести из-под подозрения главных виновников прошлых, настоящих и будущих беспорядков – госструктуры Соединённых Штатов Америки.

Необходимо заострить внимание на следующем моменте. Идея «демократизации извне» и «оранжевых переворотов» после украинского майдана себя исчерпала и дискредитировала. Поэтому прежний алгоритм действий, начинавшийся с поиска фигуры открытого противника действующего президента, а затем вооружённого переворота руками оплаченных боевиков, уже не пройдёт, тем более в Казахстане, где альтернативы Назарбаеву нет.

Поэтому США вынуждены будут пойти иным путём, гораздо более экономным и безопасным для себя. Если среди правящей элиты Казахстана распространены проамериканские настроения, совсем необязательно искать антагониста Назарбаеву и раскачивать революцию. Достаточно найти политика, не вызывающего подозрений в близких к президенту кругах, поддерживающего действующую власть и одновременно убеждённого в необходимости «американского пути» для Казахстана. Его кандидатура будет согласована с правящей элитой, и смена лидера в РК произойдёт законно, бескровно и совершенно бесплатно для Америки.

Однако, поскольку главная роль Казахстана для США заключается в его использовании против России, новый президент должен исповедовать устойчивые антироссийские взгляды. Этими далеко идущими планами объясняется поддержка в Казахстане националистических антирусских настроений, не утихающих, невзирая на борьбу с ними правоохранительных органов, лучше всех понимающих, какую опасность они несут. В русле аналогичных тенденций протекает и процесс радикализации ислама, хотя кочевые казахи придерживались скорее тенгрианства, а мусульманство в их среде всегда имело смягчённый характер, далёкий от ортодоксальности.

Возможно, что актюбинские теракты были организованы в том числе для подрыва авторитета казахстанских спецслужб и силовиков, чтобы при грядущей смене власти вывести их из числа структур, влияющих на процесс. Ведь именно в КНБ имеются самые подробные сведения об общении казахстанской элиты с западными и американскими кукловодами...

Нет нужды говорить, что усиление поддержки национализма в Казахстане приведёт к дальнейшему ухудшению положения русских. Это, в свою очередь, создаст благоприятную почву для давления на Россию, для организации конфликтов на национальной почве и – в идеале – для второго Донбасса.

Как ни прискорбно об этом говорить, но подобная ситуация, опаснейшая и для России, и для всего региона, сложилась при очевидном российском попустительстве. Имея все рычаги влияния на положение дел в Казахстане (чего стоил только русский язык и русские диаспоры), Россия их никак не использовала. В отличие от Америки, сделавшей ставку на ментальную обработку населения, РФ здесь проигрывает ей по всем статьям и не задействует «мягкую силу» вообще, от слова «совсем».

Между тем, для недопущения вышеизложенного сценария, России необходимо прежде всего активизировать в республиках именно дипломатическую работу, в том числе аналитическую. Требуется срочно выявить:

1) круг лиц, из которых США будут выбирать кандидата на роль главы Казахстана;

2) степень информированности нынешнего правительства РК об американских планах;

3) фигуры в действующей казахстанской власти, более всего способствующие распространению и поддержке проамериканского курса.

Ещё раз нужно сделать акцент на том, что именно Казахстан избран Америкой в качестве основной площадки для продвижения своих интересов, в первую очередь нацеленных против России, в Центральной Азии.

Если на Украине, в Грузии, в России в 2012-м США применяли (пытались применить) «жёсткий цветной» вариант смены действующего строя, то, начиная с Казахстана, они перейдут на «мягкий цветной».

В общем, в их стратегии мало что изменилось:

- в Грузии они нашли того, кто был ЗА Америку и ПРОТИВ Шеварднадзе;

- на Украине они нашли того, кто был ЗА Америку и ПРОТИВ Януковича;

- в Казахстане они найдут того, кто будет ЗА Америку и ЗА Назарбаева.

А то, что все они вместе против России – так ведь ничего личного. Только бизнес.

Беларусь и Россия — цивилизационный союз или сожительство в соседних квартирах?

31 мая 2016 года состоялись заседания Высшего Евразийского экономического совета в узком и расширенном составах. Для Беларуси и России Евразийский Союз (ЕАЭС) стал логичным продолжением интеграции, начавшейся с создания Союзного государства.

Отношения складываются по-разному, но общая тенденция, несмотря на все «продуктовые войны», положительная, что, конечно, радует. Посмотрим, каковы перспективы взаимодействия наших стран.

1442938_20120128153112Экономическая ситуация

Хорошее представление о текущей ситуации в экономике Союзного государства даёт «Платёжный баланс Союзного государства за 2015 год», размещённый на сайте Центрального банка Российской Федерации (http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/Union_state_pb_2015.pdf), но почему-то отсутствующий на сайте Национального банка Республики Беларусь (http://www.nbrb.by/statistics/BalPayUnionState/).

Давайте его рассмотрим подробнее.

Макроэкономическое сравнение

01

Следует отметить, что Беларусь, несмотря на то, что и по населению и по экономике не составляет и 10 части России по уровню ВВП на душу населения не так сильно отстаёт как можно было бы ожидать, особенно в сфере промышленности. Показательно, что по импорту и экспорту на душу населения Беларусь обходит Россию — это говорит о большей зависимости страны от внешней политики, от умения руководства страны договариваться с ближними и дальними партнёрами.

02

Следует отметить параллельный курс Беларуси и России — у Союзного государства идёт совместное развитие, как и совместные проблемы после конца 2014 года.

03

Видно, как в целом растут белорусские показатели на душу населения относительно российских.

04

Следует заметить, как синхронно поднялся курс доллара по отношению и к белорусским, и к российским рублям, что позволило в целом сохранить взаимный обменный курс наших валют.

Совместный торговый оборот

Внешнеторговый оборот между двумя странами в 2015 году сократился на 25,8% до 26,9 млрд долларов США. Его удельный вес в товарообороте Российской Федерации с остальным миром вырос до 5,0% (4,5%), во внешнеторговом обороте Республики Беларусь составил около половины, почти не изменившись по сравнению с предыдущим годом.

05

Следует отметить, что у Российской Федерации внешнеторговый оборот сократился почти на треть, тогда как у Республики Беларусь только на четверть, хотя, конечно, конкретные значения обьёмов товарооборотов не сопоставимы (534,4 — у РФ и 54,5 млрд доллров США — у Беларуси соответственно).

Экспорт российских товаров в Республику Беларусь снизился на 22,1% до 16,9 млрд долларов (21,7 в 2014). Определяющим было падение на четверть цен на углеводородное сырьё, которое не было скомпенсировано увеличением их поставок в натуральном выражении.

Импорт белорусских товаров в Российскую Федерацию уменьшился на 31,4% до 10,0 млрд долларов США. Динамика показателя определялась преимущественно сжатием импорта товаров инвестиционного назначения: импорт машин, оборудования и транспортных средств сократился на 1,3 млрд долларов США до 2,6 млрд долларов США; ввоз продовольственных товаров уменьшился на 1,0 млрд долларов США до 3,7 млрд долларов США. Опережающими темпами падал импорт топливно-энергетических товаров (почти втрое до 0,4 млрд долларов США), ввоз металлов и изделий из них сократился почти на 40% до 0,7 млрд долларов США. Наибольший удельный вес в составе импорта из Беларуси традиционно пришёлся на продовольственные товары 35,7% (31,0% в 2014 году), доля второй по значимости категории — машин, оборудования и транспортных средств практически не изменилась и составила около четверти.

Кредитование

Чистое кредитование экономикой Российской Федерации экономики Беларуси (для Республики Беларусь — чистое заимствование), отражённое в финансовом счёте двустороннего платёжного баланса, в 2015 году выросло вдвое — до 2,6 млрд долларов США (0,2% ВВП Российской Федерации и 4,7% ВВП Беларуси).

Решение проблем посредством политики

Падение импорта белорусских товаров в Российскую Федерацию, конечно, пытались компенсировать заимствованиями, но этого явно недостаточно. Санкции, развёрнутые против России, больно ударили и по белорусам, поэтому неудивительно, что на встрече Высшего Евразийского экономического совета Александр Лукашенко выступил с конструктивной критикой и отметил ряд проблем, с которыми столкнулась Беларусь в процессе интеграции в рамках ЕАЭС:

Во‑первых, следует избавиться от внутренних изъятий и ограничений во взаимной торговле. Как бы наше объединение ни эволюционировало: сначала Таможенный союз, затем Единое экономическое пространство, наконец Евразийский экономический союз, — количество этих изъятий и ограничений не изменилось, так и осталось на уровне шести сотен. Равные экономические условия для государств — участников ЕАЭС и безбарьерная среда до сих пор не созданы. Более того, после подписания договора наш внутренний торговый оборот только падает. В 2012 — 2013 годах он был на уровне 65 миллиардов долларов, в 2015 году — всего 45 миллиардов долларов. Видимо, не все позиции договора соответствуют современной ситуации в экономике и нашим ожиданиям.

Конечно, это высказывание отражает желание белорусского лидера найти дополнительные возможности для выравнивания внешнеторгового баланса Беларуси. Это предложение России (и не только ей) — больше открыть свои рынки для белорусских товаров, поскольку для Беларуси — это значительные суммы.

Во‑вторых, нереализованной остаётся инициатива о выработке механизма функционирования ЕАЭС в условиях применения одним из государств-членов односторонних мер защиты рынка в отношении третьих стран.

А это видимо уже об ответных санкциях России в отношении Европы и США, что, конечно, повлияло на торговлю с ними и Беларуси (товарооборот упал на четверть за 2015 год).

Третье. В сентябре прошлого года на заседании Евразийского межправительственного совета приняты основные направления промышленного сотрудничества. Мы определились с параметрами согласованных мер по поддержке национальных производителей, наметили ориентиры взаимодействия в развитии экспорта промышленной продукции. Теперь необходимо активно приступить к практической реализации поставленных нами же задач.

Четвёртое. Нами сделаны первые шаги по интеграции в энергетической сфере, выработана и утверждена концепция формирования общего рынка электроэнергии. Сегодня мы рассмотрели такие же планы по газу, нефти, нефтепродуктам. Но от концепций до их воплощения в жизнь путь иногда бывает очень долгим. И причиной тому мы являемся сами. Поэтому нашей комиссии необходимо усилить работу в этом направлении, принять исчерпывающие меры для реализации указанных проектов.
Наряду с этим давно обсуждается вопрос о создании единого рынка лекарственных средств и медицинских изделий. Однако и здесь дальше разговоров дело не пошло.

Видно, что Александр Лукашенко беспокоится о том, что промышленный потенциал и мощности Беларуси не задействованы в полной мере из-за нерасторопности других участников. Беларусь уже готова к активной деятельности, но процесс затягивается, чему есть не только субъективные, но и объективные причины, о которых — чуть ниже.

В сегодняшней повестке дня многие вопросы связаны с определением места нашего союза в мировой экономической системе. И всё, что я сказал прежде, нужно для того, чтобы уверенно вести диалог с внешними партнёрами. Для этого нам необходимо сформировать собственный высокоразвитый единый рынок.

Понятно стремление Президента Беларуси расширить рынки сбыта белорусской продукции, он подталкивает других к решению давно назревших вопросов. Страны-участницы медлят не только потому, что согласование различных решений и вопросов — процесс долгий и бюрократизированный, но и потому, что действуют факторы цивилизационные: евразийская интеграция происходит на фоне кризисных явлений, но разного характера для разных цивилизаций:

  • в западной цивилизации — это кризис вырождения разросшейся и потому неустойчивой управленческой структуры;
  • а в русской цивилизации — это кризис недостатка кадров, способных осуществлять востребованную народами и историческим моментом интеграцию.

Перспективы

Для понимания перспектив евразийской интеграции, в том числе и в рамках Союзного государства России и Беларуси, необходимо обратиться к теории суперсистем, рассматривающих процессы формирования и развития цивилизационных образований.
Все цивилизации в мире в соответствии с теорией суперсистем, по типу алгоритма их расширения, могут быть двух типов:

  • «межрегиональный конгломерат», или просто «конгломерат», и
  • «многорегиональный блок», или просто «блок».

Межрегиональный конгломерат

Межрегиональный конгломерат — принцип цивилизационного развития, при котором национальные культуры замещаются единой типовой унифицированной культурой. Управление в конгломерате подчинено единому межрегиональному центру, который осуществляет управление цивилизацией. Одна из главных задач межрегионального центра состоит в том, чтобы управление было идейно централизованным, то есть чтобы был только один источник идейной подпитки во всём конгломерате стран.

Типичный пример конгломерата — это евро-американский конгломерат, в котором есть единый управляющий центр, принимающий все решения, и политике которого подчиняются уже национальные центры. Этот центр укреплялся по мере развития западной цивилизации, путём уничтожения управленческой верхушки тех территорий, которые входят в её состав. Делается это для того, чтобы не было каких-то управленческих центров, которые могли бы выработать альтернативу политике центра конгломерата и поднять восстание. Однако сейчас конгломерат упёрся в свои пределы роста, за которыми система управления теряет устойчивость, поскольку в объективном векторе целей конгломерата накапливаются ошибки при поглощении конгломератом осколков других цивилизаций, которые несут иные цели в своих векторах целей.

И Беларусь оказалась как раз на границе пределов роста нынешней управленческой структуры конгломерата. Он всё ещё пытается внедрить свой вектор целей в систему управления страны (происходит это посредством олибераливания» белорусской «элиты»), но получается это уже из рук вон плохо. Поэтому с варианта раскачивания «оранжевой» революции, которая могла дать более быстрый, но менее устойчивый политический результат, и переключились на медленный, но более устойчивый процесс либеральной «перевербовки» белорусской «элиты», посредством вброса идей, обучения и банальной пропаганды.

Многорегиональный блок

Многорегиональный блок отличается от конгломерата тем, что выбор общецивилизационного вектора целей и выработка концепции его достижения не сосредоточены в каком-либо центре, а распределены по всему блоку. Если даже какой-то региональный центр и сосредотачивает у себя административную власть над делами всего блока, то идеи, цели, частные концепции их достижения он черпает со всего пространства многорегионального блока. Поэтому блок кровно заинтересован в культурном разнообразии. И в отличие от конгломерата, который замещает национальные культуры единой унифицированной культурой, блок поддерживает и помогает развиваться культурам, и тому в них, что соответствует идеалам этого типа развития цивилизации.

Для Русской цивилизации, как и для Китая и Японии, которые больше тяготеют к блочному принципу, характерны другие методы выстраивания самоуправления. Управленческие верхушки территорий, которые входили в состав Русской цивилизации, не уничтожались, а входили в состав управленцев общецивилизационного уровня. Можно привести много примеров, когда в состав российской элиты входили представители национальных «элит» присоединившихся стран. И этот алгоритм цивилизационного развития гораздо ближе Беларуси и исторически и политически.

Отражением этого типа развития является формирование Союзного государства, Таможенного Союза, Евразийского союза, БРИКС, которые документально основаны на равноправных условиях сотрудничества и взаимного развития стран-участниц этих объединений. Однако, «элиты» некоторых стран, в частности, Российской Федерации ведут себя не в соответствии с цивилизационной алгоритмикой, а как представители конгломерата, пытаясь подмять под себя инфраструктуру объединений. Это не может не вызывать обеспокоенности других стран-участниц. Конечно, бывает и так, что «элиты» самих этих государств, высказывая такую обеспокоенность, исходят не из понимания общецивилизационных задач, а из своекорыстных интересов, ведь российские «элитарии» своими действиями мешают спокойно жировать им. Но следует отметить, что несмотря на эти эксцессы — общецивилизационная алгоритмика мощнее и интеграция хоть и медленно, но происходит. А «элитарные» замашки некоторых участников неизбежно уходят в прошлое. Все учатся договариваться ко взаимной выгоде.

Заключение

И как ни сложно усидеть на двух стульях многовекторной политики, но когда-то цивилизационный выбор Беларуси необходимо будет сделать, как и России впрочем.
И, если описать его с позиций теории суперсистем, то:

  • либо Беларусь — далёкая периферия Западной цивилизации, для чего в перспективе необходимо свой вектор целей с корнем выкорчевать, заменив его на вектор целей центра конгломерата, со всеми сопутствующими «вассальными» последствиями в виде насаждения западной монокультуры (что уже по-тихому идёт в среде молодёжи), педерастии, сокращения промышленного производства, которое не может конкурировать с предприятиями метрополий конгломерата, либо производится специализация региона под определённые нужды конгломерата, какой процесс в нашей стране уже идёт: в Беларуси огромный толчок получила IT сфера — высококвалифицированный труд белорусских программистов для западных компаний (http://4esnok.by/mneniya/programmisty-kak-novyj-srednij-klass-v-belarusi/);
  • либо Беларусь — это передний край Русской цивилизации, помогающий ре-интегрироваться на новой основе Евразийского Союза странам Восточной, а в перспективе к этим процессам могут присоединиться и многие другие страны и союзы (БРИКС, ШОС и даже страны Западной Европы), для чего необходимо помогать странам-участницам евразийской интеграции в реализации их целей, помогать в обучении полицентричному, политандемному диалогу и выстраиванию равноправного сотрудничества в интересах всех участников.
    И нам видится, что ответ — очевиден, но к сожалению, пока не для либерализующейся части «элиты» Беларуси или мечтающей о возрождении Империи части «элиты» России. Ведь Беларусь до сих пор остаётся, как и в СССР, «сборочным цехом» и переработчиком российского сырья и ресурсов.

Развитие общества в своей основе имеет личностное развитие людей, постигающих объективные закономерности для того, чтобы построить глобальную цивилизацию, устойчиво живущую в ладу с Природной средой и обеспечивающую полноценное личностное развитие всех и каждого в преемственности поколений на основе человечности и совестливости. И «элиты» стран могут либо мешать этому процессу, либо помогать ему. В зависимости от своего выбора, они либо будут поддержаны народом и обретут сакральность своей власти, оставшись в истории, либо их деятельность будет находить сопротивление в среде народной, а имена их постараются изжить из памяти.

В основе идеального режима развития лежит свободная дискуссия, все без исключения участники которой добросовестно работают на выявление проблем в жизни общества и их разрешение, а не на то, чтобы убедить прочих участников дискуссии в своей правоте, чтобы потом их ограбить или повести на убой.

Это касается как межличностых или групповых дискуссий «на кухнях», так и цивилизационного диалога на самом высоком уровне.

Казахстан: светлое революционное будущее

Никто уже не сомневается, что пламя цветных революций добралось до Казахстана. Не успели заглохнуть «земельные» митинги, как в многострадальном Актюбинске происходят теракты, в результате которых погибли 17 человек, и на другой же день спецслужбы объявляют о раскрытой попытке государственного переворота.

Разумеется, прежде всего общественность интересует оценка перспектив протестной среды, так внезапно проявившейся в «спокойном» Казахстане, и связанных с ней рисков.

1442938Поводом для выступлений против «земельной реформы» послужили как будто бы имеющиеся у населения опасения, что земля в Казахстане якобы будет передана арендующим её иностранцам. Тот факт, что из предложенных реформ такие подарки никак не вытекают, а общественности, занятой ежедневно растущими ценами, вообще не до этого, протестующими, разумеется, игнорировался. Алгоритм до боли знакомый: кто теперь помнит, с чего начался киевский майдан? Зато все знают, чем он закончился.

Вот некоторые особенности казахстанских «земельных» протестов:

1) обширная география, охват периметра почти всего Казахстана: юг (Алма-Ата, Чимкент), запад (Уральск, Актюбинск, Атырау), восток (Павлодар, Семипалатинск), центр (Астана);

2) значительная протяжённость во времени – почти месяц;

3) очень малая вовлечённость населения;

4) связь протестующих между собой, причём давняя и прочная;

5) чёткая организация протестов – едва они затихали в одном городе, как тут же возникали в другом;

6) попытка связать первоначальный предлог для недовольства (земельная реформа) с общим «народным недовольством» обстановкой в стране;

7) акции проводились в очень театральной форме, если так можно выразиться. Оппозиционеры, кажется, взявшие пример прямиком с Рахметова, на полном серьёзе примерили на себя роль «жертвы за народ», чему немало способствовали их повальные аресты (надо ещё разобраться, кто дал такое распоряжение, сыгравшее им только на руку);

8) протесты тут же получили в СМИ широчайшее освещение, совершенно не соответствующее действительному интересу к ним в обществе;

9) многие фигуранты были ранее задержаны за различные правонарушения, в основном за финансовые преступления – растраты госсредств, мошенничество, – или за разжигание межнациональной и социальной розни.

Общую картину «земельных протестов» в Казахстане по организациям, персоналиям, связям и реакциям можно посмотреть здесь: https://vector-eurasia.org/internal/project-analyst/21/58/.

Сразу бросается в глаза противоречие между решительным настроем оппозиции и её оторванностью от общества. Вообще-то это довольно странно: зачем затевать антиправительственные акции, если их заведомо не поддержат?

Другая странность, несвойственная протестным выступлениям в других странах последние 10 лет, – их неагрессивный характер. Хоть силовики и сообщили о схронах с оружием и «коктейлями Молотова» (https://lenta.ru/news/2016/05/20/bars/), в апрельско-майских протестах они нигде не были задействованы. Всегда беспроигрышный аргумент сакральной жертвы на сей раз отдали актюбинским терактам 5 июня.

Честно говоря, на попытку цветной революции, даже предварительную, казахстанские выступления как-то не тянут. Скорее уж это похоже на разведку сначала бескровным, а затем кровавым боем. Но кого можно прощупать таким образом и зачем?

Кое-что прояснилось, когда, вслед за «земельными» акциями, случилась целая серия вооружённых нападений в Актюбинске, уже отметившимся в 2011 г. (http://www.ktk.kz/ru/news/video/2011/05/18/12595; http://rus.azattyq.org/a/terrakt_astana_/24184284.html+; https://tengrinews.kz/crime/podozreniyu-prichastnosti-vzryivu-zdaniya-dknb-zaderjanyi-20-188057/). Ответственность за них взяла на себя неизвестно откуда взявшаяся «Армия освобождения Казахстана» (http://www.newsru.com/world/06jun2016/osvobojdenia.html).

Дело в том, что основная часть казахстанской оппозиции не утруждает себя политическими программами, а попросту принадлежит к ярым националистам, от которых до «борцов за независимость» путём радикализации ислама меньше, чем один шаг. Туман окончательно рассеивается, если поднять фамилии участников конфликта в Жанаозене в том же 2011 г.: их состав мало изменился по сравнению с «земельщиками» (http://zhanaozen1216.wordpress.com/2013/06/05/05-06-2013-жанаозен-общественные-слушания-zhanaozen-publ/#more-9306). Так как и Жанаозен, и Актюбинск находятся в одном регионе (запад Казахстана), то, похоже, борцы за демократию, недолго думая, использовали уже опробованную площадку.

По следам трагедии в Жанаозене в выступлениях оппозиционеров обращают на себя внимание ключевые фразы, нацеленные на уши зарубежных спонсоров. Они явно закладывают программу дальнейшей «цветной» стратегии в Казахстане:

«Не будем говорить, насколько успешно использовала оппозиция Жанаозен в своих политических интересах — в наших условиях то, что они смогли сделать, уже хорошо. Куда более важно отметить другое: баталии вокруг забастовки нефтяников показали полную разобщенность казахстанской оппозиции. Каждая партия работала исключительно по своей индивидуальной программе. Никакой координации действий, никаких общих мероприятий, отсутствие единого плана. Более того, именно Жанаозен показал, что разногласия между отдельными ветвями оппозиции порой доминируют над общей оппозиционной целью.» (ссылка та же).

Очень откровенно, не так ли? Напомним, сказано это было ещё в 2011-м году. Что и говорить, отмеченные недостатки были успешно преодолены в ходе «земельных протестов» и актюбинских терактов 2016-го.

Напрашиваются два наблюдения.

1. Похоже, что оппозиция Казахстана накрепко связана с экстремистскими течениями, окопавшимися в основном на западе республики. Доказательством тому служат: а) националистическая ориентация большинства «земельных протестантов», б) их участие в конфликте в западноказахстанском Жанаозене, в) тесная сопряжённость во времени оппозиционных акций и терактов в Актюбинске.

2. Казахстанские выступления были скорее внешней калькой с цветных революций в Грузии, на Украине, в Киргизии. Надуманный предлог не привёл к массовым демонстрациям. Оппозиционеры, как попугаи, повторяли лозунги, обкатанные в других странах. На первом этапе не было ни вооружённых столкновений, ни кровавых акций, ни массовых митингов. Общий уровень агрессии был весьма низкий. Обострение обстановки и жертвы достались второму, «актюбинскому» этапу, и были свалены на исламистов.

Честно говоря, если бы за дело взялись американские спецслужбы, они бы запросто довели ситуацию по крайней мере до открытой попытки переворота. Ибо в подобных мероприятиях участвуют вовсе не возмущённые граждане, а оплаченные отморозки, готовые за десять долларов кричать всё, что угодно, а за сотню – стрелять в кого угодно. Найти их, как правило, труда не составляет.

Вырисовывается следующая «картина маслом»: так называемые «протесты против земельной реформы» и актюбинские теракты не ставили своей целью подъём общества для революции. В этой первой «пробе пера» казахстанская оппозиция должна была проверить прочность своих связей, гибкость тактики, разнообразные возможности и широкие перспективы дальнейшего использования.

Что ж, им это удалось.

Для того, чтобы трезво оценить риски раскручивания революционной ситуации в РК, пора уже отказаться от мнения о «стабильном и безопасном» Казахстане. Братскую солнечную и изобильную Украину тоже никто не считал опасной, до тех пор, пока она не стала таковой. Те, кто думает, что Назарбаева минует чаша сия, плохо представляют себе изменения в казахском коллективном бессознательном, происшедшие за 25 лет после распада Советского Союза. Акцент на традиционном воспитании, тщательно взлелеянном всё теми же изощрёнными политтехнологами и психологами под предлогом возрождения национальной культуры, сотворил с казахами злейшую шутку.

Помимо подготовки почвы для внедрения идей ИГИЛ, здесь есть ещё одна завуалированная опасность. Американцы сделали поистине гениальный ход и сыграли на внешнем сходстве капиталистической дисциплины, заточенной на заработок, и азиатской дисциплины, основанной на беспрекословном подчинении младшего старшему. Восточное добродушие и некоторая безалаберность, расцветшие при социализме под покровительством Москвы, за годы американизированного «суверенитета» сменились безоговорочным иерархическим послушанием и запуганностью. Самостоятельная критическая оценка ситуаций и событий, особенно у молодёжи, в казахском обществе в течение 25 лет не приветствовалась и потому атрофировалась.

На практике это означает, что казахское население оказалось полностью открыто внешним влияниям. Воздействовать на него может практически любой, кого назовут авторитетом. Ни пример злосчастной Украины, ни кровавый Карабах, ни братская позиция России и связи в рамках ЕАЭС роли решающего тормоза, увы, не сыграют. На них просто не обратят внимания без указания вышестоящих.

Поэтому сформированное наверху мнение, скажем, о необходимости переворота, скатится вниз за считанные дни, не встречая препятствий и объективной критики. Проблема только в том, какой процент казахстанской элиты склонен к смене власти. Стоит лишь достигнуть в ней критической массы, и большая часть простых казахов просто-напросто скажет, что «наверху лучше знают»...

Судя по природе, качеству и составу происшедших протестов, «наши партнёры» в Казахстане как раз намерены заняться выявлением неустойчивых политиков, прислушивающихся к «цветным» идеям. Их поиски, прощупывание и обработка, очевидно, будут проводиться через указанных выше оппозиционеров, уже занятых подъёмом и активированием всех своих связей в политическом мире Казахстана. Сообщение о раскрытой попытке госпереворота только подтверждает эту мысль (https://news.mail.ru/politics/26018275/?frommail=1). К сожалению, попытка эта, скорее всего, не единственная и, скорее всего, не основная.

В случае с Казахстаном базой для объединения с радикальной оппозицией вряд ли станут политические, религиозные убеждения или даже жажда наживы. Решающую роль должны сыграть субъективные факторы: личная неприязнь к действующему правительству или, напротив, дружеские контакты. Нельзя забывать о том, что ключевым принципом построения общества в азиатском и в особенности казахском коллективном бессознательном является архетип принадлежности к клану, которого нет ни у украинцев, ни у молдаван, ни у русских или европейцев,

Это очень сложный и практически не изученный вопрос, пока что ускользающий от внимания наших аналитиков. Тем не менее, следует помнить, что США начинали организацию госпереворотов вовсе не с захвата экономики, как это может показаться, а с тщательного и скрупулёзного изучения менталитета народа, намеченного в качестве объекта манипуляций.

Что можно противопоставить этим усилиям? С уверенностью можно сказать, что переворот не получится там, где в подсознании населения установка на поддержку власти значительно мощнее, чем сомнения в ней. Это происходит только в тех случаях, когда образ правительства связан с позитивными сторонами архетипов. Что касается Средней Азии, Украины, Прибалтики, то в этих странах зарубежные «коллеги» прочно соединили архетипы «отца» и «наставника» прежде всего с образами США и Запада, а не действующей власти, и теперь сломать эту связь чрезвычайно затруднительно. Народы этих стран не могут объединить «хорошую Америку», помогающую им построить «светлое будущее», с мировым агрессором, беспардонно лезущим в дела чужих государств.

К сожалению, анализ процессов, происходящих в менталитете населения, либо делается формально, на уровне «доисторического материализма», либо вообще не проводится. Два-три года назад российской аналитикой была сильно недооценена степень обработки украинцев. Результат – десятки тысяч погибших, неутихающая стрельба на Донбассе, санкции, разрыв всех связей с Украиной и миллионы мигрантов. Нет нужды говорить о негативном эффекте этих трагических событий собственно для России.

На сегодня существует огромный риск недооценить успехи «наших друзей» в деле манипулирования осознанием казахского народа. «Карту революции» в Казахстане нам уже предоставили, попробовав его «на оппозицию» и «на ислам». И дай Бог, чтобы и Казахстану, и всему постсоветскому пространству наконец-то стало очень страшно. Иначе – в который раз! – будет поздно.