Вектор-Евразия Федеральная экспертная сеть
Мониторинг внешнеполитических процессов
Эксклюзивная аналитика для лиц принимающих решения
Совместный анализ
геополитических угроз
Информационный сотрудник
Александр Громов
22 November, 2016 - 19:52 | количество просмотров: 339
Оценка информации: 5 баллов (средняя)

Конфликт между Туркменией и Азербайджаном вокруг спорных месторождений на Каспии

После распада СССР наибольшие разногласия между Туркменистаном и Азербайджаном возникли из-за трех богатых нефтью участков на трансграничной морской территории: «Хазар» или «Омар» (по-азербайджански «Азери»), «Осман» («Чираг») и «Сердар» («Кяпаз»). Баку опирается на карты советского периода, когда месторождения разрабатывались азербайджанскими нефтяниками, Ашхабад апеллирует к мировой практике определения принадлежности по местоположению - эти месторождения расположены ближе к побережью Туркменистана, чем Азербайджана.

Справочно: по данным туркменского МИД за 1997 год, «Осман» находится в 132 километрах от туркменского берега и в 148 – от азербайджанского, «Хазар» - в 118 и 160, соответственно, «Сердар» - в 104 и 184 километрах, соответственно. Туркменистан неоднократно обращался к Азербайджану с требованием прекратить работы в районах моря, юрисдикция которых не определена, а именно – на месторождениях «Омар» и «Осман».


Конфликт вокруг указанных месторождений является одной из причин того, что правовой статус Каспия до сих пор не урегулирован.

История конфликта

4 июля 1997 года Россия и Азербайджан заключили соглашение о развитии месторождения «Кяпаз» при участии ЛУКОЙЛа, Роснефти и государственного нефтяного концерна Азербайджана 80САК. Туркменистан отказался признавать действительность этого соглашения и выразил протест, после чего Роснефть из проекта вышла, а сделка с компанией ЛУКОЙЛ по развитию этого месторождения была отменена.

В сентябре 1997 года Туркменистан объявил тендер на разработку «Сердара», но провести его не удалось: Баку заявил о возможности наложения санкций в отношении работающих в Азербайджане компаний, если они примут участие в любом неазербайджанском тендере на разведку или разработку оспариваемого нефтяного и газового месторождения.

В июне 1998 года туркмены подписали контракт о разработке «Сердара» с американской нефтяной компанией Моbil, однако последняя получила от азербайджанских властей предупреждение с требованием не проводить работы на спорной территории. Американцы, все взвесив, отступили, проект был отложен на неопределенное время. В 2005 году в аналогичной ситуации оказалась канадская компания Buried Hill Energy, которая также не рискнула противоречить Баку и отказалась от соглашения с Ашхабадом.

В 2001 году из-за конфликта вокруг принадлежности нефтегазовых месторождений на шельфе Каспия и азербайджанского долга Туркмении было закрыто туркменское посольство в Азербайджане. Этому событию предшествовал провал туркмено-азербайджанских переговоров по определению морской границы между странами, в результате Ашхабад обвинил Баку в фактической аннексии своей территории и пригрозил подать в международный суд.

Надежда на урегулирование вопроса возродилась со сменой туркменского президента: в феврале 2007 года после кончины Ниязова этот пост занял Гурбангулы Бердымухамедов. В январе 2008 года Ашхабад и Баку решили проблему долга Азербайджана за поставки туркменского газа, образовавшегося еще в начале 1990-х годов, в Баку вновь открылось посольство Туркмении, а в мае Бердымухамедов посетил Азербайджан с официальным визитом. Президенты двух стран договорились не проводить на спорном месторождении никаких разведывательных работ - до решения вопроса статуса Каспия.

Однако летом 2009 года Ашхабад потребовал компенсации за разработку Азербайджаном морских месторождений «Хазар» («Азери») и «Осман» («Чираг») и пригрозил обращением в Международный экономический суд. В конце июля 2009 года Бердымухамедов поручил своим министрам привлечь авторитетных международных экспертов для изучения правомерности претензий Азербайджана на спорные месторождения. Но выяснилось, что Ашхабад не подписал ряд международных конвенций, и поэтому его заявление в международном суде не приняли.

В августе 2009 года Туркмения обнародовала свою концепцию делимитации Каспия. В ней говорилось, что «разграничение дна и недр Каспия между Туркменистаном и Азербайджаном должно осуществляться без учета влияния полуострова Апшерон и острова Жилой, которые являются «особыми обстоятельствами» по международному морскому праву и, соответственно, не должны приниматься во внимание при проведении срединной линии», которую Ашхабад предложил определить как разграничитель континентальных шельфов, принадлежащих государствам региона. Напомним, что другое прикаспийское государство - Иран - предлагает поделить Каспий на пять равных частей, но это невыгодно остальным четырем странам.

Чтобы сдвинуть переговорный процесс с мертвой точки, Баку предложил Ашхабаду разрабатывать спорное месторождение совместно. Однако это предложение было отвергнуто: Туркмения считает «Сердар» своим и не намерена уступать никому даже его часть.

Очередной виток обострения между двумя странами произошел 16 июня 2012 года, когда Туркменистан неожиданно начал проводить сейсмическую разведку в районе месторождения «Сердар» («Кяпаз»), отправив туда исследовательское судно. Острота ситуации заключалась в том, что в этот момент в активной фазе находился переговорный процесс по вопросу строительства Транскаспийского газопровода (ТКГ). У Баку и Ашхабада имеются взаимные обязательства не начинать разведку и разработку спорного месторождения в одностороннем порядке, до окончательного решения. В ответ на этот демарш корабли азербайджанских ВМС вынудили туркменское судно покинуть район месторождения. После этого в течение двух недель продолжалась война на уровне дипломатических нот протеста. Конфликт постепенно сошел на нет, и двусторонние отношения вернулись к нормальному состоянию. Но вопрос реализации ТКГ был снят с повестки дня.
Понравилось?
Поделитесь с друзьями:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.